Гомилетика

Поиск  Правила 
Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Войти
 
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 След.
Гомилетика, Гомилетика. Проповеди преподавателей и учащихся духовных школ
 
Проповедь студента 1-го курса магистратуры священника Артемия Кокоша, произнесённая на Всенощном Бдении 5 октября 2019 года, накануне дня памяти святителя Иннокентия, митрополита Московского.

«Принимающий пророка получит награду пророка»

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Всечестные отцы, дорогие братья и сестры!

Сегодня Святая Церковь празднует память святителя Иннокентия, митрополита Московского. В тропаре святителю Иннокентию мы слышим такие слова: «Первый учитель прежде темным языческим племенам, первый возвеститель им пути спасительнаго…». И действительно, святитель Иннокентий более 40 лет вёл миссию в Сибири, на Алеутских островах, Камчатке, - и многие народы просветил учением Христовым. Когда знакомишься с его житием, то возникает удивительное ощущение, как будто ты читаешь Деяния Апостолов, как будто читаешь о миссионерских путешествиях Апостола Павла. Как Апостол Павел путешествовал на корабле по Средиземному морю – так же и святитель Иннокентий постоянно переезжал с острова на остров, и его плавания сопровождали точно такие же «противные ветры» и многие другие опасности. Как и Апостола Павла, однажды языческие племена приняли святителя Иннокентия как бы за бога. И множество других удивительных случаев происходило во время этой миссии.

Когда мы знакомимся с жизнью святителей, мы редко обращаем внимание на тех, кто окружает таких подвижников. В жизни святителя Иннокентия было несколько людей, без которых его миссия, возможно, не состоялась бы. Когда в Иркутске священников просили откликнуться и поехать просвещать языческие алеутские племена, все отказывались, в том числе и Иннокентий, которого до принятия монашества звали Иоанн. Местный епископ даже решить бросить жребий среди священников – но тот, на кого выпал жребий, отказался – сказал, что он лучше снимет с себя сан, чем поедет на Аляску. В общем, кандидатов не было. И в этот момент на приходе, где служил отец Иоанн, будущий святитель Иннокентий, появляется мирянин, который много лет провел на Аляске – он начал рассказывать священнику о той ревности, которую проявляют языческие племена в христианской жизни, и о том, как они нуждаются в священнике. Отец Иоанн решился не сразу, но благодаря этому человеку все-таки принял решение выйти на проповедь.

Хотелось бы сказать еще об одном человеке, который в полной мере разделил тяготы служения святителя Иннокентия. Может быть, мало кто из нас знает, но святитель Иннокентий был женатым человеком, у него было 7 детей. Когда он вызвался нести свое миссионерское служение, его супруга с годовалым ребёнком приняла этот крест и поехала вместе с ним на Алеутские острова. На Аляске у них родилось еще 6 детей. Звали матушку Екатерина Ивановна. Нам сложно представить, как всё это можно было вынести. Эта великая женщина смело, вместе с мужем, взяла на себя этот крест – и не только воспитала замечательных детей, но и делила вместе со святителем миссионерские труды, например, занималась на Аляске школой для девочек.

Дорогие братья и сестры, вспоминая подвиг святителя Иннокентия, можно вспомнить и этих замечательных людей, без которых подвиг святителя не состоялся бы. Точно так же и каждый из нас, даже если не является священнослужителем, и, может быть, в своей жизни никого не обратил ко Христу, всё равно может оказывать помощь Церкви. В Священном Писании сказано: «Кто принимает пророка, получит награду пророка». То есть помогающий пророку – получает такую же награду, как и сам пророк. Таким образом, каждый из нас в меру своих сил может сделать что-то важное для проповеди Воскресшего Спасителя.

Зная о подвиге святителя Иннокентия, который по историческим меркам совсем недавно обратил ко Христу многие народы, помолимся сегодня святителю Иннокентию, дабы и в наши сердца вселилась та же крепкая вера, что и в просвещенных им народах Сибири и Аляски. Аминь.

Источник http://nupds.ru/index.php/component/content/article/55-2013-01-15-16-28-57/3567-2013-04-02-06-08-25
 
Протоиерей Николай Емельянов. Проповедь на еженедельной факультетской Литургии
(Проповедь готовящимся к священству, на повечерии 2 октября 2019 года)

Как начинается христианство? Вера от слышания (Рим. 10, 17), — говорит апостол. Это очень важно — услышать. Услышать Бога, услышать голос Божий, который обращён к человеку, и услышать друг друга, потому что голос Божий раскрывается обычно через людей. И так устроена наша жизнь, что очень трудно слышать своё сердце и своих близких. Это всегда чем-то осложняется, а для священника особенно важно всегда слышать человека. Если он не слышит, то зачем приходить к такому священнику? Священник в этом противоположен, например, прокурору или бизнесмену. Те сохраняют априорное недоверие, потому что так устроена наша жизнь: что бы человек не говорил, он всегда ошибается. Это аксиома. Допросы основаны на этом. Почему на допросе 50 раз спрашивают одно и тоже? Потому что все 50 раз ответить абсолютно одно и то же можно только в том случае, если ты лжёшь и заучил эту неправду наизусть, как стихи. Если же ты отвечаешь правдиво, то каждый раз будешь говорить по-разному и всякий раз немного ошибаться.

И в бизнесе точно также: вот приходит человек договариваться с другим. И бизнесмен всегда начинает думать: а где тут подвох? Где он меня обманывает? И всегда что-то находится — это ужасная норма нашего падшего мира. И можно принять это извращение именно как норму и начать жить, исходя из этого. Часто люди так и живут. Строят бизнес, выстраивают политику, законы пишут. Но как только ты в этой рамке начинаешь жить — вся жизнь вокруг такой и становится. Она строится на этой лжи, на априорном представлении, что тебе все врут, что все друг друга обманывают. Но поразительным образом, если так к ней относиться, то она такой и начинает быть. Жизнь начинает в таком извращённом своем виде разрастаться, увеличиваться.

Однажды один замечательный, удивительно яркий священник, с которым мы познакомились в наших полевых исследованиях в одном далеком краю, рассказал, что он много лет был начальником штаба дивизии ОМОНа, обслуживающим Транссибирскую магистраль. Служба была опасной, и он никогда не расставался с боевым оружием.

В ОМОН он пошел исключительно из искренних побуждений — когда заканчивал учиться (а это были 90-е годы), все вокруг только и ругали «продажных ментов», и они с другом решили «пойти учиться на милиционеров и не быть продажными». И никогда такими не были. Он искренне сражался за правду, а потом вдруг понял: 12 лет служит, но чем лучше воюет, чем лучше он как милиционер, тем больше становится этих бандитов, тем лучше они вооружены, тем лучше воюют. Все его усилия приводят к тому, что зло только увеличивается. У него было очень страшное чувство. Тогда он всё бросил и пошёл в священники. Это тот случай, когда человек в первый раз в жизни причастился и после этого был сразу рукоположен в священники. Он не сошёл с ума, не наворотил какого-то кошмара, а стал прекрасным священником. Пути Господни неисповедимы.

Но я сейчас не про это, а про то, что у человека возникло ужасное ощущение. И оно в жизни часто бывает. Вам многие политики и чиновники скажут, что временами у них возникает устойчивое ощущение, что законы пишутся для обманщиков, так как они не уменьшают обман, а увеличивают. А честным людям в этой модели вообще становится жить невозможно. Это страшная реальность того мира, в котором мы живем.

Но в Церкви так быть не должно! И в семье так быть не должно! Когда мы переносим эту модель жизни на жизнь духовную, на жизнь семейную, то это просто совершеннейшая гибель.

Как-то пришли ко мне люди, которые хотели венчаться. У девушки была квартира, которую ей родители купили. Эти же родители срочно стали переоформлять квартиру на себя, чтобы в случае, если дочь разведётся, муж не мог на неё претендовать. Дочка собирается венчаться. О чём думают родители? О разводе. Скорее всего она и разведется, потому что нельзя вступать в брак и думать о разводе — точно разведёшься! Это безнадёжно. Безнадёжна сама модель такой жизни.

Нельзя жить с мужем и примеривать на него одежду абьюзера, домашнего насильника — домеряешься, он им станет. Сначала ты будешь об этом думать, потом он таким станет. В этом такой ужас лжи, жизни по лжи, ненавистной розни мира сего. Она проникает в жизнь очень незаметно. Ведь никто изначально ничего плохого не хотел — ни обманывать, ни насильничать, — сама рамка жизни такая. Изначально в ней люди свою жизнь мыслят, сами эту рамку ставят. Но если они так мыслят, то, конечно, она такой и будет.

А священнику нужно жить поперек этого, и в семье нужно умудриться жить поперек.

Семья потому и называется осколком рая на земле. Когда это получается вдруг почувствовать, то обычный способ восприятия друг друга и мира, когда все неправы, становится настолько бессмысленным, настолько ненужным, что люди понимают, что «как так жить-то вообще возможно в этой бесконечной лжи?!». И пока этого понимания нет, семейная жизнь еще не получилась.

А когда этого понимания достиг, то его нужно каждый день беречь, буквально каждый день. Это сильнее всего на свете! Такую семью никто не может ни разломать, ни разрушить, сам дьявол этого не может сделать, никакие внешние обстоятельства не могут это сделать. Но это понимание — самая хрупкая вещь на земле. Стоит усомниться самому — сразу начнёшь тонуть, как апостол Петр. Только что водная гладь была твёрже асфальта на шоссе, но вдруг снова стала как вода, как бездна. И в этой же перспективе живёт и священник, поэтому он всегда должен доверять. Поэтому священника всегда так легко обмануть, раз он всегда настроен на то, чтобы доверять.

Священнику бывает особенно трудно и тяжело, когда к нему приходят с какими-то тяжкими грехами. Например, приходит человек, который жене изменяет, и плачет, что ему трудно живётся, что он несчастлив, что его пожалеть надо. Он калечит свою семью, детей, жену свою делает несчастной, а у него ощущение, что это его пожалеть нужно, что всем должно быть его жалко, что это его все вокруг мучают.

И священник должен его не обличить и изгнать, а пожалеть; должен услышать в его словах какую-то его правду, она там тоже есть. Это может быть очень трудно, может не получаться, но если не получается, то бесполезно с этим человеком разговаривать, так как ты ему ничем не поможешь. Бесполезно его воспитывать, объяснять. Ты сперва должен почувствовать, где у него действительно что-то болит. Но и это еще не все. Ситуация осложняется ещё тем, что священнику нужно сделать так, чтобы человек почувствовал правду.

Самая страшная неправда — это не когда нас обманывают, это чепуха. Самое страшное — это когда мы сами себя обманываем; дать человеку почувствовать это — совсем сложно. Мы все знаем, как трудно бывает услышать этот голос Божий; услышать, когда тебе говорит, что ты обманываешь сам себя. Мы обманываем себя не просто так — обман возникает вокруг самых трудных для нас вещей. Именно они-то и есть самые главные. Здесь речь идёт не о том, когда человек съел что-то не то или с женой поссорился-помирился, нет, настоящий обман, когда мы уговариваем себя, что это хорошо, это не страшно, что это не так, как на самом деле. Вот это понять сложнее всего.

Священнику не только нужно человека услышать, но ещё и этот голос Божий донести до него, что совсем трудно. Это нужно помнить, думать и молиться об этом Богу. Нужно понимать, что это постоянная проблема нашей жизни: мы все в этой рамке живём — нам не хватает времени, усилия, мудрости, чтобы услышать близкого человека; мы находимся в ситуации, когда перестаём слышать голос Божий. Это внешняя рамке ненавистной розни мира сего, которая нас всегда ограничивает, под которую мы волей-неволей постоянно подстраиваемся, а из неё нужно всё время выпрыгивать. Об этом необходимо молиться Богу и просить помощи. Для священников это один из определяющих моментов в жизни.

Есть многочисленные форумы, на которых люди разные помои сливают — все эти разговоры про деньги, про попов-богачей, про епископов, настоятелей и прочее. Это просто катастрофа. Если человек в эту рамку попал — всё, беда. Он убедит себя, что жизнь такая. И очень важно уметь из этих колец, из этих ям выпрыгивать, всё время разрывать эти ограничивающие рамки. Они обязательно в жизни так или иначе возникать будут, и в священнической жизни тоже.

Поэтому мы всё время говорим, что обязательно должны быть собратья, которым ты доверяешь, с которыми можно поговорить о чём-то настоящем. Иначе всё превратится в формальные отношения, которые в священнической среде совершенно ужасны, сразу чувствуется ложь. Эти отношения даже могут быть очень хорошими, но при этом они всё равно удушающие, из этой рамки нужно всегда выскакивать. Это не потому что священники плохие, не потому что между священниками так устроено общение, а потому что мир так устроен. Если священники начинают жить этой моделью мира — катастрофа. Мы всё время должны стараться жить по-другому. Это не рабочие отношения, это не сослуживец Паша, а что-то совсем другое, ведь настоящие братские отношения совсем другие.

Я подумал об этом, потому что вчера у меня была беседа о семье и там был вопрос о домашнем насилии. Я очень долго говорил о том, что домашнее насилие — это тоже такая рамка. Если с этой рамкой подходить к семье, то получается безнадёжная ситуация. Конечно, это не тема для молодых людей, которые говорят о семье и только собираются вступить в брак. Никто из них в ситуацию домашнего насилия не попадал, но, если они вступают в семью и думают о домашнем насилии, то, скорее всего, у них ничего не выйдет.

А современная жизнь так устроена. Что такое тема брака и семьи? Если вы просто наберете эти слова в Гугле, то появятся также связанные с этим темы: домашнее насилие, развод, аборт, контрацепция. Как только для человека именно эти темы становятся основным наполнением понятия семьи — всё, можно не начинать. Даже будет лучше не начинать! Зачем зря мучиться? Ведь всё равно понятно, что эта семья, рано или поздно, обречена.

Я об этом пытался говорить в беседе со студентами, а потом на следующий день ко мне подходит один человек и говорит: «Знаете, отец Николай, мне один студент рассказал, что вы беседу провели про то, что в домашнем насилии виновата жертва». Это совершенно модельная ситуация. У меня была беседа про то, что мы не слышим друг друга и часть людей поняли меня в прямо противоположном смысле. В математике это называется — «что и требовалось доказать». К этому надо всегда быть готовым, это совершенно нормально в нашем ненормальном мире.

Самому, конечно, надо всегда стараться слышать. Если кто-то говорит что-то неприятное, непонятное, глупое, то надо не эту глупость увидеть и подчеркнуть, как в полемике на интернет-форумах, а попытаться понять, что человек хочет сказать на самом деле. Если вы станете священниками, вы будете на исповеди, в основном, слышать совершенно штампованные клише. А откуда взяться чему-то другому? И вот за этим клише нужно всегда пытаться услышать что-то очень-очень важное. Про исповедь мы с вами говорили, что там «услышать» — это не какая-то коммуникативная техника, за этим всегда стоит что-то совсем иное. Тем не менее, это какая-то существенная проблема жизни вообще. Для священника она становится одной из таких точек невозврата, одним из камней преткновения, об который можно просто сломаться и всё.

Мы поэтому и говорим всё время о том, что важно постоянно быть вместе, быть в своей общине, на своём приходе. Но даже этого недостаточно, очень важно быть вместе и тем, кто готовится стать священником. Как только нас разделили — всё. Одному не выплыть, не удержаться. Важно всё время выходить за эту границу, за эти рамки, которые нас постоянно ограничивают и стесняют. Иногда просто душат как петля. И нужно из неё выскочить. Обязательно об этом помните и будем молиться Богу о том, чтобы Господь давал нам друг друга услышать.

Источник http://pstbi.ru/news/show/773-O_doverii_i_slyshanii_v_zhizni_sem_i_zhizni
 
Протоиерей Владимир Воробьёв: «Мне хочется, чтобы вы ощутили пульс церковной жизни»


Проповедь Ректора ПСТГУ в день памяти преподобного Амвросия Оптинского о недавнем прошлом, настоящем и будущем Церкви:
Поздравляю всех вас, дорогие учащие и учащиеся, с днем памяти преподобного Амвросия, великого старца Оптинского. Хочу рассказать вам, о том, что большинство из вас уже наверняка не знает или не помнит, хотя это было совсем недавно.

Мне довелось в первый раз быть в Оптиной пустыни в 1961 году. Тогда на могилках старцев стояли тракторы, комбайны, все храмы были разрушены или обезображены, кельи старцев в скиту были заселены какими-то людьми. В скитском храме во имя Иоанна Предтечи на месте престола стоял рояль, а над роялем висел портрет Льва Толстого. Всю эту мерзость запустения мне с моими спутниками, теперь отцами Александром Щелкачевым и Александром Салтыковым (тогда мы были студентами МГУ), пришлось видеть своими глазами.

Потом, в 1981 году, когда я уже был священником, мы поехали в Оптину пустынь с небольшой общиной. Все оставалось почти так же, только комбайны убрали с могил старцев. Уже не все кельи были заселены, и одна из келий, в которой останавливался когда-то Николай Васильевич Гоголь, была пуста. Она была в ужасном виде, завалена каким-то мусором. Мы этот мусор убрали, завесили окна спальными мешками и впервые после закрытия монастыря послужили там воскресную всенощную. У нас получился хороший хор, и мальчишки, которые играли во дворе скита, услышали наше пение, хотя мы старались петь тихо. Они стали подбегать к окнам, залезать, подглядывать и кричать: «Они там молятся, они поют». Мы поняли, что это может ничем хорошим для нас не кончиться, поскольку было еще советское время, и на следующий день ушли.

Потом началась перестройка, Оптину пустынь отдали Церкви, и назначили туда наместником архимандрита Евлогия, который к этому времени уже восстановил Данилов монастырь (это было его первое послушание в качестве наместника). Теперь, когда в Даниловом монастыре уже все было устроено, отца Евлогия направили в Оптину пустынь, чтобы он вернул к жизни и это святое место. Служба там совершалась сначала в башне, мне довелось служить там, и это драгоценное воспоминание осталось навсегда. Помню, что хором управлял тогда молодой инок Феофилакт, который теперь является наместником Воскресенского монастыря в Новом Иерусалиме.

В монастыре была очень трудная обстановка, была даже попытка устроить раскол среди братии. Как-то отец Евлогий ехал из Москвы и перед его машиной поперек дороги упало (или было кем-то повалено) большое дерево так, что он не мог его видеть, и машина чуть-чуть не разбилась об него. Отец Евлогий справился с новым своим послушанием, восстановил Оптину пустынь в былой ее красоте и после этого был возведен в сан епископа Владимирского. С тех пор прошло много лет, теперь владыка-митрополит Евлогий живет во Владимире на покое.

Хочется вспомнить, что первую икону преподобного Амвросия написала Ирина Васильевна Ватагина – воспитанница монахини Иулиании (Марии Николаевны Соколовой) и духовная дочь протоиерея Всеволода Шпиллера. Её из Николо-Кузнецкого храма вместе с ее иконописной группой протоиерей Александр Куликов направил в Данилов монастырь, чтобы помочь отцу Евлогию его восстанавливать. Там были написаны первые иконы вновь прославленных святых, и, в частности, икона преп. Амвросия. Немного позже были обретены его мощи. Сначала их обретал Сергей Алексеевич Беляев, известный историк и археолог. Это было великое торжество. Нам прислали частичку мощей, но потом оказалось, что на самом деле обрели мощи старца Иосифа, а старец Амвросий был погребен рядом. Через некоторое время обрели мощи всех Оптинских старцев. Сергей Алексеевич, который обретал мощи Патриарха Тихона и потом старца Амвросия, скончался несколько дней назад, и завтра будет его отпевание.

Хочется, чтобы вы ощутили пульс церковной жизни, чтобы вы почувствовали, как «пишется» история церковной жизни. Теперь уже все устроено, иконы написаны, и мы служим новым нашим святым вновь составленные торжественные службы, всё совершается так, как будто эти святые – древние, веками прославляемые, но на самом деле все это произошло на наших глазах. Эти великие события Бог творит руками своих святых подвижников, которые «никогда не оскудеют у Бога», как сказал в VI веке преподобный Нифонт Цареградский. Их руками восстанавливалась, снова воздвигалась Святая Русь. А мы должны молиться и хранить дарованную нам церковную жизнь, трудиться, чтобы не допустить новой катастрофы, которая нам постоянно угрожает.

Вы видите, как сейчас нарастают нападки на Церковь. Снова то и дело звучит клевета, демонстрируется злоба, как это было перед гонением на Церковь в начале XX века. Я уже, наверное, не застану, а вам, может быть, придется испытать немалые скорби. Сегодня нам дается очень много, сегодня мы живем удивительно благодатной жизнью, вы — чада свободной Церкви. Сегодня вы имеете все, что только можно пожелать, но так будет не всегда. Я родился в сталинское время, еще до войны, мне пришлось прожить первую половину жизни совсем по-другому, а потом Господь привел меня быть свидетелем возрождения. Может случится так, что вам, тем, кто пришел в Церковь во время возрождения, во время свободы, потом придется хлебнуть и горя, и испытать неведомые ныне трудности.

И нужно сейчас к этому готовиться: нужно утвердиться в вере, научиться молиться Богу, жить церковной жизнью, полюбить Божественную Литургию. Слава Богу, что вы поете, участвуете в совершении Литургии, это — самое главное. Нужно, чтобы Литургия всегда была с вами, чтобы в любых условиях, что бы ни случилось, вы могли вместе совершать Литургию, помогать священникам, а, может быть, многие из вас сами примут священный сан.

Нужно молиться нашим святым недавнего времени о том, чтобы они научили нас. Помять одного такого великого подвижника также совершается сегодня – архиепископа Федора (Поздеевского), наместника Данилова монастыря. Он еще не прославлен в лике святых, хотя был тоже великим подвижником XX века и после многих скорбей и страданий был расстрелян в 1937 году как раз в этот день – день памяти преп. Амвросия. Их святыми молитвами да хранит всех вас Бог!


Источник http://pstgu.ru/news/university/2019/10/15/82917/
Страницы: Пред. 1 2 3 4 5 6 След.