lorem НОЯБРЬ 2018 lorem
пн вт ср чт пт сб вс
      1 2 3 4
5 6 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    

Протоиерей Димитрий Лескин: «Теология уверенно входит в образовательное пространство России»

99Теология вправе не только быть равноправной в семье гуманитарных наук, но и во многом определять вектор их развития.

 

2 ноября в Москве состоялось пленарное заседание II Всероссийской конференции «Теология в гуманитарном образовательном пространстве». С участниками мероприятия встретился Предстоятель Русской Православной Церкви Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Во многом благодаря именно его твердой позиции, причем в те годы, когда он еще не был Патриархом, был поставлен, а впоследствии решен вопрос о вхождении теологической науки в академическую и образовательную жизнь нашей страны. Несмотря на беспрецедентное давление, а порой и открытые демарши «воинствующих безбожников от науки».

 

По твердому убеждению Патриарха Кирилла, сегодня в России необходимо «усиливать религиозное образование для того, чтобы никто не мог в злонамеренных целях использовать религиозный фактор», в том числе «для провокации таких действий, которые несут катастрофу для людей». И в то же время, по мнению Предстоятеля, преподавание основ религиозной культуры в школах и развитие теологии в светских вузах ни в коей мере не нарушит светскости российского образования. Хотя бы в силу того, что подготовка церковных кадров «требует куда более основательного подхода, чем организация теологии в высшей школе».

 

Тем не менее проблемных моментов и вопросов в деле становления и утверждения теологической науки остается немало. Накануне сегодняшней конференции Телеканал «Царьград» встретился и пообщался с протоиереем Димитрием Лескиным, человеком, который с 1990-х годов является одним из ведущих специалистов в этой области. Причем не только теоретиком, но и практиком. Так, еще в 1995 году отец Димитрий основал одну из первых в стране православных средних школ – Православную классическую гимназию города Тольятти, а в 2008 году – Поволжский православный институт имени святителя Алексия, митрополита Московского.

 

Сегодня протоиерей Димитрий Лескин, доктор философских наук и кандидат богословия, является ректором основанного им института, профессором Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, а также членом Экспертного совета Высшей аттестационной комиссии при Минобрнауки России по теологии и членом Общественной палаты Российской Федерации.

 

 

Теология в светских вузах: pro без contra

 

Царьград: Отец Димитрий, само слово «теология» звучит уже не столь неожиданно и пугающе, как считанные годы назад: утвержден федеральный государственный образовательный стандарт, защищены первые диссертации по теологии. Тем не менее еще далеко не все понимают: зачем какая-то, будто бы сугубо церковная дисциплина, в буквальном переводе «богословие», появляется в светских вузах?

 

Протоиерей Димитрий Лескин: Действительно, последние годы ознаменовались очень серьезным вхождением теологии в образовательное пространство России. Как высшего образования, так и на уровне основ православной культуры, основ религиозной культуры в средней школе. И само это понятие уже не вызывает того жгучего недоумения, а иногда и протестов, которые, к сожалению, мы видели относительно недавно. Этап, который был ознаменован дискуссиями «быть или не быть теологии в России», закончился. И мы вступили в тот этап, когда должны обосновать не сам факт, а формат присутствия теологии, в первую очередь в отечественном высшем образовании. Потому что теология – это наука.

 

В последние годы уже состоялось объединение ведущих вузов России, причем не только гуманитарных, но и технических, которые осознали потребность в теологии и с радостью открыли и открывают различные направления подготовки в области этой науки. Конечно, это не всегда выпускающие кафедры, но чаще сопровождающие, те, что наполняют конкретные гуманитарные направления теологической проблематикой.

 

Конечно, многие до сих пор спрашивают, «зачем и почему»? Хотя аргументация по этому поводу давно сформулирована, и для любого воспитанного в европейской образовательной традиции человека она очевидна. Так, мы прекрасно знаем, что теология – это базовое направление в любом классическом европейском университете. Богословие как наука, которая описывает религиозную традицию, и в первую очередь христианскую традицию (потому что теология внеконфессиональной быть не может), всегда давала толчок развитию множества других наук, причем не только гуманитарных.

 

Собственно, сама система мышления, система восприятия природы, восприятия космоса, мироздания, человека базируется на христианских предпосылках. И это носит не только исторический, рудиментарный характер. В области современной психологии, социологии, философии, истории просто необходимы знания о христианстве, необходимы знания о той традиции, которая породила уникальнейший феномен европейской культуры и русской культуры, как ее очень своеобразной, очень оригинальной части.

 

Ц.: Но еще четверть века назад советские кафедры научного атеизма преобразовались в религиоведческие. За прошедшие годы сложилась российская внеконфессиональная религиоведческая школа. И многие критики теологии задаются вопросом: почему недостаточно сугубо светского религиоведения?

 

Отец Димитрий: Диалог между религиоведением и теологией необходим, и он существует. Слава Богу, точек соприкосновения здесь достаточно много. Но в самом вопросе уже было совершенно точно подмечено, что специфика нашего религиоведческого направления состоит в том, что религиоведческие кафедры в образовательных учреждениях трансформировались из курсов научного атеизма с соответствующей аргументацией и проблематикой.

 

И мы не должны забывать, что позитивистские, марксистко-ленинские, материалистические понятия слишком сильно укоренено в этой советской традиции, в которой само определение религии давалось исключительно в уничижительном ключе. И пусть подспудно, но и в современном религиоведении это до сих пор имеет место быть, сохраняясь, в том числе, и на философских, социологических и некоторых других кафедрах многих столичных и провинциальных вузов. И в этом отношении диалог до сих пор затруднен. Это наше, что называется, постсоветское наследие.

 

Но, с другой стороны, диалог между настоящим религиоведением и теологией просто необходим. Кардинальное же отличие между ними очевидно: религиоведение – это разговор о религии извне, как об определенном социальном, культурном, историческом феномене, теология – это взгляд изнутри, взгляд из традиции. Но поскольку именно традиция, мыслительная, культурная традиция, формировала все остальное, то этот взгляд крайне необходим, потому что дает более глубокое восприятие феноменов, о которых идет речь. Поэтому, на мой взгляд, религиоведческого образования совершенно недостаточно, чтобы не только эксплицитно, но и имплицитно говорить об этих вещах.

 

Теория, практика и кадровый вопрос

 

Ц.: Существует ли различие между теологией в светских вузах и богословием, которое изучается и преподается в духовных школах Русской Православной Церкви?

 

Отец Димитрий: Это очень интересный вопрос. Да, сначала была попытка определить, что богословие – это одно, а теология – нечто другое. Однако на самом деле теология и богословие – это одно и то же. Что же касается наших реалий, то, естественно, теолог, который подготавливается в светском учебном заведении, и богослов или теолог, который подготавливается в духовной семинарии и духовной академии, могут иметь разные стартовые основы. Но корпус изучаемых текстов, методология и система дискурса у них одна. Потому что теология есть теология.

 

И в этом отношении, когда заседает наш диссертационный совет по теологии, для нас совершенно неважно, кто представляет свою работу: выпускник Духовной академии или Московского или Пермского университета. Она должна отвечать критериям теологического исследования, которые сейчас достаточно четко структурированы и описаны. Но если светский вуз берется за подготовку специалиста в области теологии, он должен обладать не только соответствующим материальным ресурсом, но и профессорско-преподавательским составом, который способен воспроизводить аутентичную религиозную традицию.

 

Ц.: И как раз здесь мы подходим к очень важному моменту: выпускник духовных школ – это, безусловно, человек верующий, который зачастую готовится к принятию священного сана. А выпускник светской кафедры теологии может ли быть неверующим?

 

Отец Димитрий: На мой взгляд, это обессмысливает занятие теологией. В таком случае ты – религиовед. Теологом же ты не можешь быть, по определению, хотя бы в силу того, что еще в IV веке Авва Евагрий сформулировал известный принцип: кто не молится – тот не богослов. А молиться неверующий человек не может. И мы всегда говорим, что, при всем том, что теология развивается как традиционная наука со своими критериями, понятийным аппаратом, научной базой, она также находится и в сфере веры, которая значит больше, чем наука. Как бы это, может быть, и не хотелось кому-то признавать.

 

Ц.: Но тем самым, не подготавливаем ли мы сами почву той самой критике, которая как заученную мантру повторяет: «Образование отделено от Церкви»?

 

Отец Димитрий: Светское образование, безусловно, не является церковным, клерикальным, но при этом не подразумевает нерелигиозность и уж тем более атеистичность. Оно подразумевает свободу выбора между разными формами истолкования человеческой традиции, в том числе традиции религиозной. И теологическое образование предполагает именно религиозный взгляд на все эти процессы. И я уверен, что именно этого подхода будут придерживаться все теологические советы, которые формируются в настоящее время в нашей стране.

 

Дорога к храму: Урок «Основ православной культуры» в московской школе

 

Ц.: В таком случае напрашивается вопрос: а кадры кто? Ведь теологические стандарты разработаны совсем недавно, а потому хотелось бы понять, кто преподает, кто является научными руководителями в тех же светских вузах?

 

Отец Димитрий: Это самый болезненный и самый тяжелый вопрос. У нас в России до сих пор нет «остепененных» докторов теологии. Более того, созданные диссертационные и экспертные советы сформированы из докторов философских наук, докторов исторических наук и так далее. Сейчас только состоялись самые первые защиты кандидатских диссертаций по теологии.

 

Те же доктора богословия, которые защищались в церковных учреждениях, эквивалентность их степеней государственным стандартам по теологии пока не установлена. Что не мешает де-факто признавать значимость их исследований. Конечно, это делает нас непохожими на европейские вузы, где традиция не прерывалась и где церковный диплом, как правило, абсолютно легитимен и признается государством без каких-либо дополнительных процедур.

 

Ц.: Проблема кадров, а также взаимоотношения светских и духовных высших школ, действительно, серьезная. Но что сейчас делается, чтобы ее решить, как вообще теологи взаимодействуют друг с другом?

 

Отец Димитрий: В настоящее время более чем в 40 вузах России по разным формам и направлениям уже ведется теологическая подготовка: есть выпускающие кафедры и есть сопутствующие кафедры, которые уже наработали собственный опыт. И очень важно, что в настоящее время у нас происходит процесс осмысления и объединения этого опыта, в том числе через созданную в прошлом году Научно-образовательную теологическую ассоциацию (НОТА). Подавляющее число ее членов – это именно светские вузы, которые готовы обмениваться опытом друг с другом, но при этом тесно взаимодействуя и с церковными структурами – как духовными школами, так и Общецерковной аспирантурой и докторантурой имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

 

Востребованность в теологах

 

Ц.: Как Вы сказали, уже немало светских вузов, где созданы сопутствующие кафедры теологии. Но уже появились и кафедры выпускающие, в том числе – в созданном и возглавляемом Вами Поволжском православном институте святителя Алексия, митрополита Московского. Расскажите, где востребованы первые выпускники этих кафедр, в первую очередь на собственном примере?

 

Отец Димитрий: Главными направлениями подготовки в нашем институте являются педагогика, филология, история, а также ряд других гуманитарных и педагогических направлений. Теология у нас лицензирована и аккредитована, но в настоящее время мы набираем на это направление только как на второе высшее образование. И это делается сознательно. Для того чтобы, в первую очередь, могли получить теологическое образование те, кто уже имеет базовую гуманитарную подготовку.

 

По заочной форме обучения в этом году у нас состоялся первый выпуск. И на основании этого выпуска уже можно сказать, где могут найти применение теологических знаний выпускники как нашего, так и всех других теологических факультетов и кафедр. Конечно же, в первую очередь, это сфера педагогики. Потому что в общеобразовательных школах существует дисциплина «Основы православной культуры» (в рамках «Основ религиозных культур и светской этики»). Катастрофически не хватает преподавателей, которые могут адекватно описать религиозную традицию, как нашу, православную, так и другие традиции. А теологическое образование предполагает углубленное изучение и истории религии, и истории религиозных культур.

 

Второе - это, конечно, экспертная деятельность. Сейчас во всех органах власти очень остро встают вопросы межрелигиозного, межконфессионального взаимодействия и связанные с ними межнациональные, межэтнические вопросы. Зачастую компетенции госслужащих просто не хватает для того, чтобы адекватно ответить на эти вызовы времени. И в экспертной деятельности, в том числе в госслужбе, теологическое, как и религиоведческое направление очень востребовано. Также я глубоко убежден, что во многих отраслях в сфере культуры и социальной деятельности эти знания тоже могут пригодиться.

 

Так, например, сейчас огромное количество запросов идет и в сфере театра и кинематографа, и, конечно же, в сфере СМИ. Увы, уровень компетенции, которая требуется от человека, берущегося подготавливать какой-то сценарий или журналистский материал по религиозной теме, практически всегда оставляет желать лучшего. Поэтому, конечно же, в светском государстве теолог необходим не только как священнослужитель. Это человек, который способен адекватно, компетентно и профессионально представить ту религиозную традицию, которая, в первую очередь, является государствообразующей или доминирующей в том или ином государстве.

 

Ц.: В завершение хотелось бы узнать, а понимает ли это само государство, как власти относятся к инициативам в области развития теологии как науки?

 

Отец Димитрий: Те шаги, которые в последние годы предприняты в плане утверждения теологических стандартов, паспортов специальности и конкретных советов, которые у нас созданы, показывает, что государство это хорошо понимает. Время безразличия и, тем более, конфронтации, в этом отношении прошло. Диалог и совместный труд в этом направлении – очень непростой, имеющий много нюансов, но, уверен, он будет год от года продолжаться и совершенствоваться. И не только потому, что это восстановление исторической справедливости, но и потому, что отвечает конкретным насущным потребностям нашего государства и общества.

 

Автор: Тюренков Михаил

 

Сайт Царьград