Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на Архиерейском cовещании 2 февраля 2010 года

Методическая поддержка
lorem ФЕВРАЛЬ 2010 lorem
пн вт ср чт пт сб вс
1 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28

Доклад Святейшего Патриарха Кирилла на Архиерейском cовещании 2 февраля 2010 года

patr02022010.jpgII. О внутрицерковной жизни

Духовное образование

Одной из приоритетных задач, стоящих перед нами, является завершение реформирования системы духовного образования.

 

В решении этой проблемы мы должны исходить из тех целей, которые стоят перед духовным образованием. Это, во-первых, подготовка пастырей, и, во-вторых, специалистов в различных областях богословского знания. На первое должны быть нацелены семинарии, а также пастырские и миссионерские факультеты православных университетов, которые обязаны давать базовые богословские знания и воспитывать достойных служителей Церкви. На второе — духовные академии, Общецерковная аспирантура, аспирантуры православных университетов, которые призваны, с одной стороны, давать специальные углубленные знания, а с другой, быть площадкой для научно-исследовательской работы. Кроме того, в обязанность академий и аспирантур также входит подготовка преподавательских кадров для церковных и светских учебных заведений. Свое место в системе духовного образования должны найти факультеты при светских вузах.

Главным мотивом, подвигающим нас к реформированию системы духовного образования, является необходимость повышения уровня обучения и воспитания. Она также должна стать уважаемым и авторитетным партнером как для российской светской, так и для зарубежной богословской образовательных систем. Это позволит нашим студентам и преподавателям полноценно участвовать в программах академического сотрудничества, что в конечном итоге будет способствовать как успеху миссии Церкви в обществе, так и повышению образовательного уровня внутри самой Церкви. Конструктивное партнерство с указанными образовательными системами возможно при согласовании принципов организации духовного образования с так называемой Болонской системой, на которую перешли европейские и российские ВУЗы. Следствием этого станет, наконец, решение проблемы признания государством нашего богословского образования, а также создание условий для повышения его уровня. Полагаю, что Болонский процесс едва ли может быть принят нами в чистом виде, тем более что сам он предполагает наличие разночтений и учитывает особенности национальных систем образования, а также специфику изучения отдельных предметов. Отечественное богословское образование безусловно имеет свою специфику и свои традиции, которые должны быть учтены, и Болонский процесс предоставляет такую возможность.

Среди конкретных задач, которые стоят перед нами и которые Болонский процесс помогает решать, хотел бы отметить необходимость четкой дифференциации семинарского и академического образования. Семинария должна готовить пастырей со степенью бакалавров. Некоторые семинарии, имеющие больший потенциал, могут предоставлять своим учащимся возможность проходить начальную научную специализацию, получая степень магистра. Академии же и равные им учебные заведения должны стать местом, где готовят специалистов и исследователей по отдельно взятым дисциплинам. Обучение в них должно завершаться написанием полноценных научных исследований. И в семинариях и в академиях должны быть усовершенствованы методы преподавания — бóльший упор необходимо делать на самостоятельную работу студентов под контролем и при руководстве со стороны преподавателей, Студентов нужно прежде всего «учить учиться», прививать им практические навыки исследовательской работы с текстами, написания собственных текстов, владения методологией научной работы. В семинарии богословское и нравственное формирование воспитанников должно проходить при активном участии преподавателей и классных наставников. В академиях необходимо усилить связь между студентом и научным руководителем. Необходимо ускорить процесс подготовки учебников, но не ограничиваться только ими. Студента необходимо научить ориентироваться в том большом массиве знаний, который существует в нашу эпоху.

К сожалению, все еще имеются случаи, когда закончившие академию, не говоря уже о семинарии, остаются по сути не востребованными и направляются на отдаленные приходы. Думаю, нам надо продумать рациональную систему распределения кадров не только по епархиям, но и внутри епархий, дабы, к примеру, кандидат богословия или выпускник академии был задействован в общеепархиальных проектах или трудился на таком приходе, где существует больше возможностей для использования его знаний.

Есть епархии, из которых крайне редко в семинарии поступают абитуриенты. Порой архиерей, открыв в своей епархии духовное училище, ограничивается тем, что направляет молодых людей из своей епархии исключительно в это учебное заведение, запрещая продолжать обучение в семинариях, находящихся в других епархиях. Полагаю, что это неправильно: епархия не должна лишать себя священников с высшим духовным образованием, как минимум семинарским. Со своей стороны, в том, что касается Москвы, я уже дал распоряжение, чтобы все московские настоятели озаботились вопросом о поиске и подготовке в своих приходах кандидатов к поступлению в семинарии. Если кто-то с этой задачей не будет справляться, видимо придется делать соответствующие выводы. Конечно, не к каждому епархиальному приходу, даже городскому (что уж говорить о сельских!), можно применить такие требования. Однако вопрос является насущным.